Главная -> Дизайн и архитектура -> УСКОЛЬЗАЮЩАЯ КРАСОТА

УСКОЛЬЗАЮЩАЯ КРАСОТА

Почему —рассказывает Юлия Пешкова.Ферруччо Лавиани сложно назвать любимцем публики и журналистов. Его визиты в Москву не вызывают ажиотажа, интервью с ним нечасто встретишь в журналах, да и в лицо дизайнера знают не многие. При этом биография его куда как увлекательна, а работы не менее, а то и более достойны внимания, чем творчество иных "звезд".

Когда я говорю об этом Лавиани, он совсем не обижается: "Чтобы быть звездой, нужно заниматься самопиаром: ходить на презентации, улыбаться, давать интервью. А мне это неинтересно. Знаете, что я делаю во время Миланской выставки? Уезжаю в отпуск! Мои заказчики постоянно меня за это ругают".Однако неуловим не только сам Лавиани, но и его творчество. Кажется, что, по сравнению с коллегами, он сделал не так много объектов. Но это обманчивое впечатление. В начале своей карьеры Лавиани работал в студии Микеле де Лукки. "Это было очень круто - сразу после института попасть к такому мэтру,вспоминает Ферруччо.Я очень многому научился, работал с потрясающими людьми, классиками итальянского дизайна, был в группе Memphis. Но имя при такой работе себе не сделать - ты часть коллектива". Помог случай. В 1991 году Kartell объявил конкурс на дизайн стенда. Хотя работы прислали многие маститые дизайнеры, президент компании Клаудио Луги выбрал проект безвестного ассистента Микеле де Лукки. Это подбодрило Лавиани - он ушел из студии и открыл свое бюро. И едва не пожалел: "Первое время мы сидели и безотрывно смотрели на телефон. А он не звонил". Но ждать пришлось недолго. Kartell предложил пост арт - директора, Foscarini заказал лампу, приятель Даниэле Талья - Столики Birigna0i буе попросил помочь с его новым брендом Emmemobili. С тех пор от заказчиков нет отбоя. "Мало кто знает, сколько я на самом деле работаю,говорит Лавиани.Большинство моих клиентов не очень известны. Я соглашаюсь на любые заказы, если они мне интересны, а не выстраиваю биографию".Главная "проблема" Лавиани заключается в том, что создает он преимущественно не стулья и лампы, у которых есть шанс остаться в веках, а "скоропортящийся" продукт: стенды, выставки и интерьеры бутиков. С легкой руки Клаудио Луги он стал сценографом, и весьма успешным. Только для Kartell он делает по несколько проектов в неделю, от новых бутиков до витрин и корнеров. Лавиани это нравится, к тому же пригодилась первая профессия - архитектура. Хотя видеть, как разбирают плоды многодневных трудов, немного грустно: "Паола Антонелла, куратор из МоМА, мне сто раз говорила: "Ферруччо! Ну как я сделаю твою выставку, если у тебя нечего толком пощупать?" Это правда, большая часть моей работы исчезает. Но бывают и приятные моменты. Однажды я сделал стенд для Kartell в виде сада. И увидел, как в глубине, под деревом, целовалась пара. Они чувствовали себя и правда в саду на свидании. Такие случаи примиряют меня с эфемерностью моих творений".